Когда обломов знакомится с ольгой

Ответы@enproharli.tk: в какой главе появляется Ольга

когда обломов знакомится с ольгой

Начало отношений. Знакомство Обломова с Ольгой в гостях. “За ужином она сидела на другом конце стола, говорила, ела и, казалось, вовсе не. История любви Обломова и Ольги начинается весной, в период цветения сирени С Ильей Ильичом читатель знакомится еще в начале произведения. сердито сказал Обломов и вышиб из рук Захара щетку, а Захар сам уже уронил . Штольц познакомил Обломова с Ольгой и ее теткой.

Родителям казалось, что их ребенок все время усталый, поэтому они не поощряли в нем активности и любознательности. Родители Обломова ленились заниматься домашними делами, вести хозяйство. Когда Илья подрос, его отдали учиться, но толку от этого было мало.

Мальчик часто оставался дома безо всякой причины — чтобы не переутомлялся. В результате, у Ильи вместо переутомления образовалось множество белых пятен в знаниях, которые никто не то, чтобы стремился, но и даже не пытался искоренить.

Дальнейшая жизнь Обломова мало чем отличалась — он все так же бездельничал. Его попытка пойти на службу не увенчалась успехом. Работа коллежским секретарем для него показалась очень трудной и немыслимо замудреной. Илья Ильич безвылазно осел в Питере — это не было необходимостью — ему просто лень было вернуться в свое родовое поместье.

Характеристика личностных качеств Илья Ильич Обломов ведет аскетичный способ жизни — его утомляют гости, не находит утешение в посещении общественных мест. Его утомляет все, что отличается от лежания на диване. Он очень рассеянный и безответственный человек, когда он работал секретарем, то часто мог сделать ошибку — этот факт ему казался абсолютно естественным и никак его не смущал: Этот факт его тоже никак не смущает. Любое проявление деятельности ему кажется пустой тратой времени и отвлеканием от созерцания и наслаждения жизнью.

Его дом мало похож на жилое помещение — пыль, грязь и паутина буквально везде. Ему нравятся тишина и покой. Попытки Обломова изменить ход своего дня и взяться за дело — не приводили ни к чему хорошему.

Штольц и Ольга в романе Гончарова "Обломов"

Если Захару и удавалось с трудом его растормошить, то только для того, чтобы он подошел к столу, посмотрел на бумаги и лег обратно на диван. Обломов и Штольц Расшевелить Обломова мог только один человек — Андрей Штольц — его друг детства и школьный товарищ.

Обломов - Ольга и Агафья ЕГЭ анализ

Узнав, как бесцельно проводит свои дни его товарищ, Андрей решает исцелить Обломова от лени. Ячмени опять пошли, то на том, то на другом глазу, и ноги стали отекать. Поначалу, Илья Ильич не находит радости от таких похождений — его ноги гудят от непривычно долгого пребывания в сапогах, но со временем все меняется.

когда обломов знакомится с ольгой

Обломов знакомится с Ольгой Сергеевной Ильинской и влюбляется в. У ней только дружба к Штольцу, основанная на его блистательных качествах, потом на дружбе его к ней, на внимании, на доверии.

Так она отталкивала мысль, даже возможность о любви к старому своему другу. Вот причина, по которой Штольц не мог уловить у ней на лице и в словах никакого знака, ни положительного равнодушия, ни мимолетной молнии, даже искры чувства, которое хоть бы на волос выходило за границы теплой, сердечной, но обыкновенной дружбы.

Чтоб кончить все это разом, ей оставалось одно: Но она уже потеряла время: Положим, это было бы физически и возможно, но ей морально невозможен отъезд: Но чем чаще они виделись, тем больше сближались нравственно, тем роль его становилась оживленнее: Он невидимо стал ее разумом и совестью, и явились новые права, новые тайные узы, опутавшие всю жизнь Ольги, все, кроме одного заветного уголка, который она тщательно прятала от его наблюдения и суда. Она приняла эту нравственную опеку над своим умом и сердцем и видела, что и сама получила на свою долю влияние на.

Они поменялись правами; она как-то незаметно, молча допустила размен. Как теперь вдруг все отнять?. Да притом в этом столько… столько занятия… удовольствия, разнообразия… жизни… Что она вдруг станет делать, если не будет этого? Если б она могла быть его сестрой! А теперь что я такое? Потому что мне скучно, что я тоскую, что он учит, забавляет меня, что он мне полезен и приятен. Конечно, это причина, но не право. А я что взамен приношу ему? Впереди был только страх его разочарования и вечной разлуки.

Иногда приходило ей в голову открыть ему все, чтоб кончить разом и свою и его борьбу, да дух захватывало, лишь только она задумает. Ей было стыдно, больно. Страннее всего то, что она перестала уважать свое прошедшее, даже стала его стыдиться с тех пор, как стала неразлучна с Штольцем, как он овладел ее жизнью. Узнай барон, например, или другой кто-нибудь, она бы, конечно, смутилась, ей было бы неловко, но она не терзалась бы так, как терзается теперь при мысли, что об этом узнает Штольц.

Она с ужасом представляла себе, что выразится у него на лице, как он взглянет на нее, что скажет, что будет думать потом? Она вдруг покажется ему такой ничтожной, слабой, мелкой. Нет, нет, ни за что! Она стала наблюдать за собой и с ужасом открыла, что ей не только стыдно прошлого своего романа, но и героя… Тут жгло ее и раскаяние в неблагодарности за глубокую преданность ее прежнего друга.

Может быть, она привыкла бы и к своему стыду, обтерпелась бы: Но если она заглушала даже всякий лукавый и льстивый шепот сердца, то не могла совладеть с грезами воображения: Она отрезвлялась от мечты и еще тщательнее спасалась за стеной непроницаемости, молчания и того дружеского равнодушия, которое терзало Штольца.

Потом, забывшись, увлекалась опять бескорыстно присутствием друга, была очаровательна, любезна, доверчива, пока опять незаконная мечта о счастье, на которое она утратила права, не напомнит ей, что будущее для нее потеряно, что розовые мечты уже назади, что опал цвет жизни.

Вероятно, с летами она успела бы помириться со своим положением и отвыкла бы от надежд на будущее, как делают все старые девы, и погрузилась бы в холодную апатию или стала бы заниматься добрыми делами; но вдруг незаконная мечта ее приняла более грозный образ, когда из нескольких вырвавшихся у Штольца слов она ясно увидала, что потеряла в нем друга и приобрела страстного поклонника.

Дружба утонула в любви. Она только кляла себя, зачем она вначале не победила стыда и не открыла Штольцу раньше прошедшее, а теперь ей надо победить еще ужас. Бывали припадки решимости, когда в груди у ней наболит, накипят там слезы, когда ей хочется броситься к нему и не словами, а рыданиями, судорогами, обмороками рассказать про свою любовь, чтоб он видел и искупление.

Она слыхала, как поступают в подобных случаях. Но такой образ поведения мог бы быть оправдан только мужем Сонечки и многими другими, но не Штольцем. Ольга могла бы благовиднее представить дело, сказать, что хотела извлечь Обломова только из пропасти и для того прибегала, так сказать, к дружескому кокетству… чтоб оживить угасающего человека и потом отойти от. Но это было бы уж чересчур изысканно, натянуто и во всяком случае фальшиво… Нет, нет спасения! Это похоже на обман, на заискиванье.

Как ни наслаждалась она присутствием Штольца, но по временам она лучше бы желала не встречаться с ним более, пройти в жизни его едва заметною тенью, не мрачить его ясного и разумного существования незаконною страстью.

Ведь все так делают! Но тут не в ней одной дело, тут замешан другой, и этот другой на ней покоит лучшие и конечные жизненные надежды. Не на кого даже свалить вину: Ольга, не подозревая, зачем пришел Штольц, беззаботно встала с дивана, положила книгу и пошла ему навстречу. Она вздрогнула и онемела на месте. Потом машинально опустилась в кресло и, наклонив голову, не поднимая глаз, сидела в мучительном положении.

Ей хотелось бы быть в это время за сто верст от того места. В эту минуту, как молния, сверкнуло у ней в памяти прошедшее.

Нельзя играть в жизнь, как в куклы! Он, очевидно, собирался с мыслями. Ольга боязливо вглядывалась в его похудевшее лицо, в нахмуренные брови, в сжатые губы с выражением решительности.

Оба как будто готовились к поединку. Он сидел в простенке, который скрывал его лицо, тогда как свет от окна прямо падал на нее, и он мог читать, что было у ней на уме. Перед этим опасным противником у ней уж не было ни той силы воли и характера, ни проницательности, ни уменья владеть собой, с какими она постоянно являлась Обломову.

Она понимала, что если она до сих пор могла укрываться от зоркого взгляда Штольца и вести удачно войну, то этим обязана была вовсе не своей силе, как в борьбе с Обломовым, а только упорному молчанию Штольца, его скрытому поведению. Но в открытом поле перевес был не на ее стороне, и потому вопросом: Она схватила его за руку и глядела на него, как будто моля о пощаде.

Мне больше и говорить нечего: Он сел, и она.

Любовь Обломова и Ольги в романе «Обломов»

Чего же вам хочется: Она изменилась в лице. Человек иногда бессознательно делается эгоистом. Она переменила положение в кресле, как будто ей неловко было сидеть, но ничего не сказала.

когда обломов знакомится с ольгой

Я уеду, и через год, через два она все будет. Я знаю, что вам со мной не скучно; но мне-то с вами каково? Но если вы… если изменится как-нибудь моя настоящая жизнь, что со мной будет? Вразумите меня, ради бога! Он старался разглядеть ее черты. Но для этого нужно перейти бездну, открыть ему, что с ней было: Вы непроницаемы теперь для меня, а прежде я читал на лице ваши мысли: Она потупилась и молчала. А ему в душу пахнуло ужасом от этих простых слов и еще более от ее молчания.

Обломов (Гончаров)/Часть 2/Глава 5

Что с ней было? Ему вообразилось что-то очень страшное. Она все молчит и, видимо, борется с. Она молчала, только опять сделала какое-то нервное движение, которого нельзя было разглядеть в темноте, лишь слышно было, как шаркнуло ее шелковое платье. Ей хотелось, чтоб Штольц узнал все не из ее уст, а каким-нибудь чудом. К счастью, стало темнее, и ее лицо было уж в тени: Как я должна быть виновата, если мне так стыдно, больно!

А давно ли она с такой уверенностью ворочала своей и чужой судьбой, была так умна, сильна! И вот настал ее черед дрожать, как девочке! Стыд за прошлое, пытка самолюбия за настоящее, фальшивое положение терзали ее… Невыносимо!

А на него опять пахнуло ужасом. А ей было еще мучительнее. Ей хотелось бы сказать другое имя, выдумать другую историю. Она с минуту колебалась, но делать было нечего: Минуты две длилось молчание.

когда обломов знакомится с ольгой

Не сердитесь, не говорите так: Вы знаете, что я не думаю ничего. Но для любви нужно что-то такое, иногда пустяки, чего ни определить, ни назвать нельзя и чего нет в моем несравненном, но неповоротливом Илье. Вот почему я удивляюсь. Не стыдитесь подробностей, не пощадите себя на полчаса, расскажите мне все, а я скажу вам, что это такое было, и даже, может быть, что будет… Мне все кажется, что тут… не то… Ах, если б это была правда!

Ведь это значит, что вы принадлежите не прошлому, не любви, что вы свободны… Расскажите, расскажите скорей! Если б вы знали, как я жалка!

когда обломов знакомится с ольгой

Я не знаю, виновата ли я или нет, стыдиться ли мне прошедшего, жалеть ли о нем, надеяться ли на будущее или отчаиваться… Вы говорили о своих мучениях, а моих не подозревали. Выслушайте же до конца, но только не умом: Если это была любовь, то… уезжайте. Если же это была ветреность, кокетство, то казните, бегите дальше и забудьте. Он в ответ крепко пожал ей обе руки. Началась исповедь Ольги, длинная, подробная.

Но минута неизбежного объяснения наступила. Силу переживаний персонажа, его ревности, его боли подчеркивают паузы и ремарки: Преданный друг, он, однако, не видит в Обломове достойного соперника; человека, в которого можно по-настоящему влюбиться.

Обломов (Гончаров)/Часть 4/Глава 4 — Викитека

Думается, не будет ли преувеличением сказать, что Андрей Иваныч в это миг, произнося эти слова, предал старого друга. Так же ведет себя Ольга. Наконец, Ильинская задает решающий вопрос: Читатель, как Ольга, знает, что все было далеко не так.

Потрясающим контрастом этому эгоистически-гордому счастью становится сцена, в которой Обломов узнает, что его лучший друг женился на любимой все еще любимой им девушке. Эта повторяющаяся пауза перед тем, как назвать любимую официально — по имени-отчеству — многое может сказать о его скрытых чувствах.

В величии души персонаж Гончарова сравнялся здесь с пушкинским лирическим героем: В том же ключе дается Гончаровым описание внутреннего убранства очаровательного коттеджа. Будем справедливы, переносясь в иную эпоху.